?

Log in

No account? Create an account

дорогая передача

Только что впервые в жизни отправила письмо в Белый Дом. Через форму https://www.whitehouse.gov/contact/. Про Сенцова. Его голодовка длится уже 2 месяца и 1 день, а 16 июля Трамп встречается с Путиным -- поэтому по сетям ходит инициатива забросать Белый Дом письмами и петициями, чтобы они как-то повлияли на эту встречу. Сильно я сомневаюсь, что оно подействует, это такая капля в море -- я даже не знаю, читают ли они это всё или 99% попадает в спам (хотя Белый Дом и прислал мне автоматическое уведомление о том, что письмо моё получено). С другой стороны, в наш век соцсетей, интернет-разоблачений, революций, которые начинаются с одного ФБ-поста, и флешмобов, которые из одного хэштега разрастаются до волны социального протеста размеров в несколько стран -- хрен его знает, а вдруг и сработает.

В петиции на change.org предлагают в качестве текста обращения брать англ.версию петиции https://www.change.org/p/diplomats-in-ukraine-and-russia-help-us-save-oleg-sentsov-and-other-political-prisoners-freesentsov-savesentsov, но мне кажется, лучше писать от себя, иначе получается спам, который по идее ещё легче сразу отфильтровать и удалить не читая.

В общем, звучит довольно безнадёжно, но написать наверно лучше чем не написать.

P.S. кстати, если вдруг мою ЖуЖу после этого поста отцензурируют -- ну мало ли -- я под точно тем же именем пишу на dreamwidth, и вся моя ЖуЖа с самого своего начала по сегодняшний день там присутствует. Еслишо.

***

Такое странное вещество
зернистая полутьма,
виднеющееся из-под всего
подобие полотна.

Не суйся, кто в сумерках не силён,
на их пороге постой:
здесь контур непрочен и населён
роящейся пустотой.

Не шелохнётся сумрачный рой,
беззвучно идёт возня;
ах вот что бродило под кожурой,
под ложной плотностью дня.

Так в зиму видней очертанья дерев.
Вот, стало быть, мир каков,
когда обнажается, краску стерев
и света содрав покров.

о происходящем

Дорогой ткскзть дневник; я, с одной стороны, пишу здесь искренне то, чем живу, но на самом деле в моей голове ещё куча тревог, о которых я здесь не пишу, потому что чувствую бессилие; это частный дневник, открытый лишь нескольким друзьям и знакомцам, и даже если я напишу про эти тревоги и открою посты для публичного доступа, они мало что изменят. Я в ужасе, в ужасе от новой волны антиромских погромов сначала в Киеве на Лысой горе, потом во Львове и Рудно. Я сижу тут и не знаю что делать, кроме как перепощивать записи в Фейсбуке и передавать информацию, что вот погорельцам нужны тёплые одеяла, только пока точно не выяснено, куда именно их нести и слать. (и какой толк в моей передаче этой информации, если пока не выяснено, куда нести). Имитация бурной деятельности, диванная сотня. И ещё несколько вещей, уже личных и частных, меня очень тревожит, и я вроде делаю что могу на простом человеческом уровне, но не уверена что это поможет, и не уверена что этого достаточно. Когда виден результат, то хоть понятно, что не зря. А если не виден вообще? Ну а фейсбучные перепосты так и вовсе редко что меняют. Всякую ерунду читают, а серьёзное -- нет. На заметку о заползшей в комнату мухоловке народ отреагировал куда активнее, чем на статью о поджоге ромского поселения. И так далее.

Здесь я пишу обычно не для объявлений, не чтобы бить в набат, а просто чтобы собирать свой микрокосм в шкатулочку, чтобы запоминать, чтобы делиться, разговаривать о каких-то внутренних вещах. Дневник -- моя собственная чердачная комнатка, где я могу укрыться от всего мира и писать то, что хочу, частное, почти никому неинтересное. Это как бы укрытие такое.
Но плохое всё равно продолжает происходить, и от него можно увиливать до тех пор, пока оно не затрагивает меня или то, что (или тех, кто) мне дорого.

Я вот знаю, что бы я сказала другому человеку на такие слова: мол, делай всё что в твоих силах, а что не в твоих силах -- прими, ничего не попишешь, нельзя же сидеть и от отчаяния смотреть в пустую стенку или запретить себе радоваться потому, что в мире не всё в порядке (оно и никогда не будет в порядке, и не было никогда). Другому бы сказала, да, веским тоном, а себе не могу -- потому что на самом деле я и не знаю, что в моих силах, а что нет, и не могла бы я на самом деле сделать больше, а это просто от моей лени, ступора и неорганизованности я НЕ делаю больше. И не проёбываю ли я всё, лёжа сейчас на кровати в Кишинёве.

Я вообще начала писать этот пост просто потому, что хотела выложить тут одну фотографию со своей накрашенной мордой.
Но иногда все эти частные штуки теряют смысл, когда что-то шарахнет. Оно и так всё время шарахает -- пишу же я про наши диалоги с J и про купленную булочку всё это долгое время, пока идёт война в Сирии -- но иногда подступает поближе. Пока оно где-то "далеко" и фоново, как бы "легче" жить своей нормальной жизнью. А тут оно вот уже во Львове.

Ярина (львовская правозащитница) пишет: "Ну да. В ніч на четвер у нас спалили ромський табір в Рудно і ще кілька довкола. Да, була патрульна поліція, і навіть відвезла кількох в лікарні, да якась там хуліганка, заявника немає. От везуть чувака з розквашеною головою, і питають: будете заяву писати? Той читати-писати не вміє, слова "заява" не розуміє, але розуміє, що якщо він щось зробить, то йому знову розквасять голову. Ну і заяви немає, зрозуміло. Хуліганка. Потім провели "роз'яснювальну роботу" на Погулянці - там нічого не палили, самі пішли. Бо місто, то не поліція - у нас все культурно. Дуже приємно бачити фотки прибраних після ромів лісопосадок на Гарячій лінії міста - дякую ЛКП "Зелений Львів", це просто фантастика. Але народ вимагає прибирати й далі, тому пропоную не зупинятися. У лютому-березні було кілька нарад в місті і області, всі комусь щось обіцяли, всі знали, що там на одного дорослого з десяток дітей. Всі знали, що ті, хто в лісопосадках, не крадуть і не жебракують, але злість від нашестя жебраків і злодіїв зірветься саме на них. Після нарад нам сплавили чотирирічного хлопчика, якого знайшли в селі без свідомості з перитонітом і сказали "забирайте". Його батьки просто працювали у фермера. Хлопчика врятувати не вдалося. Вчора ромські дітиска, вибігли на Чорновола і їх збила машина. Цілком ймовірно, що це ті, з Погулянки. Парафіяни-спостерігачі розділилися, були ті, хто казали "та то цигани, так їм і треба", але й були ті, хто згадали, що то діти і їм все рівно треба допомогти. Ну, тобто світ не без добрих людей, і Львів по своїй природі не є агресивним. Тільки я не розумію навіщо це все, ну навіщо заганяти дітей, як вовків, в ліси і виставляти фотки, як гарно ви за ними прибрали. Можна ж якось по-іншому. Може, хтось таки з впливових опініон-мейкерів такі спроможеться сказати: ну це ж просто діти".


И вот... я провожу столько времени в цыганской музыке и диалектах рроманес, в глубокой любви к этой культуре, собственно и в Кишинёв-то приехала ради цыганской музыки, и планирую как-нибудь податься на летнюю школу рроманес (школу Сарэу) в Бухаресте и/или на "Дыкх хэ на бистер" и при этом ничего не могу сделать против погромов, происходящих вот прямо сейчас. Даже на митинг в Киеве не могу выйти, потому что я за рубежом. В Киеве вышло человек 30 от силы. А во Львове вообще не было протестов против погрома.

Даже с атакой на Фестиваль Равенства в марте 2016 было больше шумихи, были петиции и всё такое. Но с этим наверно как-то легче, потому что есть же во Львове ЛГБТ-коммьюнити, есть киевский "Инсайт". Цыганские правозащитные организации конечно тоже есть, в Одессе например, я немного даже с ними на связи, но тут всё иначе. Наверно, потому, что представители ЛГБТ-коммьюнити вписаны в общество, не имеют языкового барьера, знают свои права, знают к кому обратиться, если что. А в случае с цыганской общиной -- видимо есть большой разрыв между образованными, социализированными людьми из ромских общественных организаций (ГО Бахтало Дром, Агенція адвокації ромської культури АРКА, Международный фонд "Відродження" тоже этими делами занимается) и людьми, которых прогнали в лес, они запуганы и не выходят на контакт, не трудоустроены, не имеют прописки, дети зачастую не ходят в школу, то есть да, они в отличие от представителей своих правозащитных групп, не социализированы и не знают своих прав и поэтому не могут за себя постоять (ситуация с "написать заявление" очень показательна) и отношение к ним отвратительное, хуже чем ко всем другим меньшинствам, из людей сразу лезут все самые излюбленные стереотипы.

Да что там говорить, если уже на один на мой адресованный конкретному человеку (Ярине, собственно) вопрос "чем я как частное лицо могу помочь, надо ли собрать денег или какие-то вещи?" наоткликалась гроздь доброжелателей, которых я не спрашивала -- уж конечно, все надели пенсне и сказали, что так им и надо, что они асоциальные элементы и что "почему я должна зарабатывать на хлеб, а вы этим бездельникам хотите нести деньги и вещи" и "поселите их у себя в квартире, если вы такая гуманная". Потому что когда человек со своей колокольни тыкает пальцем и говорит "они сами виноваты, почему они не...", то как бы у него так получается, что всё правильно, погром оправдан, нечего стыдиться и можно вообще расслабиться. Victim-blaming. Типа "а чего она надела короткую юбку, сама напросилась".

Или некоторые ещё делают поделикатнее, и от этого ещё противнее, дескать: "я, конечно, не оправдываю.... это конечно нехорошо... но согласитесь, ведь они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО..." 


Но я, в отличие от J -- который умеет говорить с гомофобами и расистами -- не умею спорить с этим, не умею спокойно и внятно аргументировать, не умею объяснять этим уродам, почему считаю их риторику уродской, у меня нервов на это не хватает (хотя и надо бы, иначе люди никогда друг друга не поймут. Но я исхожу из предположения, что люди так или иначе друг друга не поймут).

Нет, ну формально что-то происходит, конечно: про погром написало Громадське, во Львове открыли уголовное дело по статье "хулиганство" (и я предполагаю, что в итоге замнут, т.к. пострадавшие не писали заявления, а нападавшие были в масках). Но у меня ощущение отчаяния и безнадёги. Ну написало Громадське, выложило фотографии. И что?
Ну и параллельно во Львове прямо сейчас проходит Форум ромской молодёжи. Город контрастов...

Я-то конечно не за то, чтобы забить на личную жизнь, личные радости и сидеть и умирать, наоборот. Но в совершенном ступоре от происходящего и собственного бессилия.
Вчера ходила на спектакль маленького театра Geneza Art. Спектакль "Коллекционер", по Фаулзу -- я по этой вещи в своё время писала сначала курсовую, а потом диплом, и очень интенсивно тогда (10-12 лет назад) в этом всём копалась, в Фаулзе в целом, в постмодернизме в частности, в его интертекстуальных играх и пр. Роман "Коллекционер" я знала ещё до того, как он мне попался в списке тем курсовых -- книга давно стояла у папы в шкафу, я её пыталась читать и в детстве, но не пошло.

Это хорошая книжка, мощная, но для меня такая тяжкая, что перечитывать её не хочется. Особенно потому, что я -- не видящая леса за деревьями и цепляющаяся за героев и сюжет больше, чем за какую-то большую мысль, висящую над текстом -- каждый раз при таком перечитывании надеюсь, что на этот раз всё кончится хорошо.
Книга о будничном, тихом ужасе, будничном тихом психе, и тем она страшнее, что там нет кошмаров, вампиров, ножей и кровищи, а есть только то, что тихой сапой может сделать человек с человеком, якобы из любви.

Вот, и я пошла на этот спектакль. Он был на румынском, поэтому понимала я далеко не все монологи/диалоги, но отчасти всё же понимала, а отчасти знание текста книги помогало.

Спектакль состоял из трёх актёров и маленького ансамбля музыкантов, вдруг явившегося из темноты и пропавшего в темноту. Актриса, игравшая Миранду, была и режиссёром (Даниэла Бурлака).
Впечатление смешанное.

(В театре я на самом деле очень мало разбираюсь, чтобы не сказать совсем не; классического театра я видела мало -- пару спектаклей в Харькове в детстве и запись "Фигаро" театра Сатиры, в юности любила авангардный харьковский "Театр 19" с Сергеем Бабкиным, а больше всего люблю харьковский же любительский танцевальный театр-студию "Врата", который воплощает в себе всё то, что я мысленно называю "театром": когда оно понарошку, с серебряной фольгой и мистификацией, но при этом настоящее и пронзительное; когда оно понарошку, но актёры не "кривляются", не заламывают руки почём зря; когда это -- действо, магия, ритуал, в котором есть и вся мишура ёлочного утренника, и в то же время тайна и чудо. Вот это я люблю в театре -- а не психологизм и философию -- и редко нахожу.
Так что, короче говоря, рецензент из меня никакой, это просто я записываю впечатления).


С одной стороны, мне очень понравилось, как всё это было оформлено, понравился свет, который очень чётко расставлял акценты, понравилась условность декораций -- подозреваю, что это распространённый театральный приём, но мне как новичку всё в диковинку -- когда "дом" Фердинанда дан как бы в разрезе, комната Фердинанда наверху и подвал Миранды внизу, от которых как бы отсекли наружную стенку, и всё оказалось на виду у зрителей, и герои перемещаются вверх-вниз, по лестнице или через люк.
И играли они -- хорошо, даже когда "кривлялись". Например, там была сцена, где Миранда с издёвкой рассказывает из подвала Фердинанду сказку про принцессу и чудовище, нарочито картавя и шепелявя (странный эпизод, в книге его кажется вообще не было) -- вроде и "кривляются", а тем не менее нет ощущения идиотизма, потому что они знают что делают, всё намеренно и осознанно. То есть в этом я тоже, конечно, мало что смыслю, но у меня есть очень интенсивный внутренний барометр, уж не знаю, насколько верный -- при фальши и переигрывании актёра, певца, любого выступающего мне становится стыдно, физически неловко, хочется спрятаться под сиденье, а тут ни разу не было стыдно.
Хотя Миранда и GP мне как актёры понравились больше, чем Фердинанд, потому что он напихал в свой образ какую-то целую кучу балагана (об этом ниже).

Смутила меня некоторая истеричность спектакля. Возможно, дело в том, что я исходила именно из книги, где -- как написала выше -- ужас происходящего как бы тихий и будничный. А тут они понавешали такого внешнего драматизма...
Например, мне не очень понятен подход: если главный герой -- псих, это значит что он непременно должен дёргаться как эпилептик, одеваться то как солдат, то как Энди Уорхол, говорить разными голосами и смеяться истерическим смехом. То есть такой картинный псих-псих, только что глазами в разные стороны не вращает. "Щас мы сделаем вам страшно". А страшно же не это.
Хотя -- это же не точная экранизация книги, а вариация на тему, так что -- может, просто режиссёр решила использовать другой типаж психопата.
Другое дело, что все эти штучки добавляли спектаклю оттенок эксцентричной комедии, что, мне кажется, лишнее. То есть, по-моему, очень просто в любую постановку добавить вот такой элемент придурковатости, отчего она сразу обретёт дополнительное измерение: эксцентрическо-комедийное. Но непонятно, всегда ли оно надо и что оно даёт, кроме дополнительных зрительских смешков.

Ещё меня смутила (хотя и восхитила) пластика. Они там все очень хореографичные, это проявляется в самые неожиданные моменты, герои то карабкаются по прутьям огромной клетки и сползают с них вниз головой, то танцуют, то герой свисает из своей комнаты в подвал, то Миранда подтягивается на руках к нему. Очень эффектно, но тоже не совсем понятно, зачем. У меня на этот счёт одна претензия и одно размышление.

Претензия такая: вся эта ситуация, о которой идёт речь что в романе, что в спектакле -- бесчеловечна, она о насилии человека над человеком. А эти хореографические фишки её как бы эстетизируют, мол, "это всё страшно и отвратительно, НО ЕЩЁ И ЧЕРТОВСКИ КРАСИВО". И на этом я спотыкаюсь: да что вы говорите, красиво значит? Это как делать изящную хореографическую постановку из жизни заключённых концлагеря. То есть у меня с этим не эстетическая, а этическая проблема.
А размышление вот какое: там есть один очень эффектный момент, когда Фердинанд и Миранда повисают параллельно друг другу вниз головой на прутьях клетки и разговаривают, медленно сползая по этим прутьям, всё так же вниз головой. Разговаривают и сползают. Как тутовые шелкопряды. Эта сцена у меня вызвала смесь восхищения и недоумения (очень впечатляет, но какой в этом смысл кроме самого театрального эффекта как такового?). И тогда я подумала: а может быть, смысл в том, что эта сцена переводит всю бытовую историю в плоскость некоего абсурда, условности -- понятно, что в реальной истории псих и его пленница не будут проделывать все эти акробатические трюки, так может, это аллегория их общения? Например, так: его логика, его психика выкручены до предела, он может хоть голоса менять, хоть походку менять каждый день, хоть рядиться в дикие костюмы -- то есть, образно говоря, вместо ходить ногами по земле он едет вниз головой по столбу -- и она пытается наладить с ним какой-то контакт, понять его, и поэтому переходит на его язык, залезает на соседний прут клетки и параллельно с ним сползает вниз головой.
Ну, может, я всё упрощаю. Но теперь на свой вопрос "на фига это было?" я включаю мысль о том, что это может быть какая-то осмысленная аллегория, а не просто изящный визуальный трюк.

Финальную сцену я вообще не поняла -- то есть там-то как раз аллегория вроде бы вполне ясна, но уж до того примитивна и сентиментальна, что мне не хочется верить, что я правильно её истолковала: душа героини в полупрозрачном белом, как бы свадебном, платье пытается взобраться на белую лошадь. Ну... really? Мне кажется, что при всех странностях постановки, она сделана слишком умно, слишком странно (и со слишком хорошей актёрской игрой), чтобы завершиться такой пошлой сентиментальностью. Значит, это просто я что-то неправильно истолковала.

Подытожу и повторюсь: постановка мощная, основной моей эстетической претензией всё же осталось то, что история тихого ужаса, бескровного насилия, не нуждается в спецэффектах -- она страшна именно своей будничностью, а спецэффекты имеют скорее обратное действие.
Но я себе на претензию отвечаю: это Фердинанд Джона Фаулза -- тихий одержимый, размеренный и сосредоточенный на одном, а Фердинанд Даниэлы Бурлаки -- совсем другой псих, бурный шизофреник (и вдобавок эпилептик). Это другой персонаж, другая история, она не обязана идти в тональности книги.

В целом же -- на эту постановку хочется сходить ещё раз, чуть попозже. А именно -- когда а) перечитаю книжку и б) буду лучше владеть румынским, потому что подозреваю, что моё непонимание немалой части монологов и диалогов тоже сыграло свою роль. Я вернусь в Кишинёв следующей зимой, к этому времени надеюсь подтянуть свой румынский. И на другие их спектакли теперь тоже хочется сходить. Уже давно театр не вызывал у меня такого интереса (претензии, сомнения и желание спорить -- это тоже интерес). Хорошо!

P.S. А вот что Фима написал:
"Молдавский театр -- это смесь гротеска и модернизма. Выпускники 90-х привезли это из Москвы, из Щукинского училища. И это очень сложно разделить и преодолеть. А психологический театр -- это совсем другая стихия, и для этого нужна немного другая школа (а может и другая ментальность). Режиссёр спектакля тоже унаследовал эту "смесь".

hora lui Marcel Budală

Вот больше всего на свете такое люблю.

Оно про лёгкость (и не в последнюю очередь тут сыграло роль то, что это не стремительно-виртуозная вещь, а расслабленная неторопливая hora rară), про застолье, про дружество, баловство и радость. Про то, что ни старости, ни смерти нет, потому что звучит эта музыка... Словом, снип-снап-снурре, пурре-базелюрре! Мы с вами, вы с нами – и все мы вместе. 

Посиделки с друзьями, с хорошим разговором, текущим как хорошее вино -- то, что на румынском называется taifas.




Занятно, каждый раз как приезжаю домой, усиливается это чувство: у меня нет никакой любви к стране, где я живу, и нет идентификации с ней ни культурной, ни языковой, ни политической -- да и вообще ни с какой страной у меня такого нет -- но есть огромная (и кажется взаимная) любовь к отдельно взятому городу Харькову и идентификация с ним. Непонятно, как эти внутренние штуки работают.

P.S. Вынесла из собственных комментов:
Ну, может, в моём случае сыграло роль то, что у меня было очень счастливое детство-отрочество-юность, и всё оно связано с городом, а когда растёшь счастливый, то это не может не раскрасить всеми красками город, в котором растёшь -- и выходит, что каждый двор и скамейка связаны с чем-то клёвым, и тут дело не в архитектуре города и даже не в его культурной жизни.

Tags:

Как-то меня... сильно напрягают люди, которые вообще (вообще!!) не матюкаются.

“По ветру ты не ходишь -- вот что. Мы сразу почувствовали: что-то неладно. С тех пор как ты поселился, мы никто ни разу не видели, чтобы ты в туалет пошел. Ну, ладно, по большой нужде еще ладно! Но ведь ни разу даже по малой... даже по малой!"

Которые не пьют -- не напрягают. Которые не курят табак -- даже очень радуют.

А которые не матюкаются, или например неспособны открыто и расслабленно говорить про секс или sex-related issues-- напрягают.

Ну то есть -- я не могу нормально с ними общаться, сразу чувствую скованность, как будто я попала в какую-то вылощенную гостиную полную фарфора, ни туда не повернись, ни сюда не повернись.

А как только вижу, что человек это всё умеет говорить, непринуждённо и в тему -- это как такой шибболет для меня, сразу чувак своим становится.

это я в Киеве на ПодолеCollapse )

Tags:

Apr. 13th, 2018

Дорогие читатели,

Я ищу... короче, я срочно ищу мага-целителя (ну или как он/она себя называет -- колдун, шаман, экстрасенс, как угодно) для своего близкого друга А. Речь идёт о многолетнем хроническом лейкозе, который она своей титанической волей благополучно перебарывала не один десяток лет, а сейчас он начал брать верх.

Иными словами -- ищу человека, который умеет иррациональными методами, на расстоянии, эффективно бороться с физическими болячками.
Потому что обычная медицинская медицина, всё это время в общем более-менее успешно помогавшая А., как-то уже не очень вытягивает, и... срочно нужна помощь. То есть лечиться с помощью традиционной медицины она продолжает, причём в действительно хорошей частной клинике в Киеве, специализирующейся именно на онкологии. И её воля к жизни по-прежнему сильна. Но -- сейчас этого недостаточно. Нужна ещё какая-то помощь, мощная и срочная.

Я знаю двоих таких целителей, которые действительно эту магическую "ебун-траву" умеют и занимаются этим как основным видом деятельности; оба мне в разное время своим даром помогли с другими проблемами, каждый по-своему. Но от того случая, о котором идёт речь, оба отказались -- один потому, что он конкретно за эту группу заболеваний не берётся, а вторая ещё по ряду личных причин.

Короче. Если вдруг вам известен такой специалист, и это человек адекватный и проверенный (то есть вы доподлинно знаете, что не шарлатан) -- свяжите меня с ним, пожалуйста.

И вот ещё что: очень вас прошу, не пишите здесь комментов не по делу, типа "ты веришь во всю эту хуйню??" или "увы, ничего не могу посоветовать". Не тратьте своё время и мои нервы на такие реплики. Пишите, пожалуйста, только если у вас есть на примете искомый специалист, никаких других комментариев мне щас не нужно.
Поскольку про пресловутый "MAT", на котором работал цыган, мне никто ничего не смог сказать, а Михай версию про тракторный завод забраковал, то в конце концов я решила обратиться к Шону Вильямсу.

(Надо сначала рассказать о Шоне)

кто такой ШонCollapse )

Я спросила... и ответ пришёл мгновенно!

"Funny that you should ask, as I've done some research into this question myself. I'm 99.9% certain that the MAT referred to in this song is a kind of village general store (often with its own bar or cârciumă) that sold alcohol and tobacco. The name was an abbreviation (Monopolul Alcoolului și Tutunului) and these stores were all over Romania from 1932-1951. Here's some info: https://ro.wikipedia.org/wiki/Prodvinalco"

(и тогда понятно, почему он приходил пьяный... ещё бы, работая в ликёро-водочном!)

А заодно Шон прислал мне ссылку на самую старую из записанных версий этой песни -- старше, чем версия Ромики Пучану. Какой голос!



Фэникэ Вишан -- слепой певец и скрипач, записавший две песни на цыганском языке на румынском лейбле Electrecord в 1959 году, за несколько лет до того, как язык лишился государственной поддержки (румынская конституция 1965 года не признала цыган официальным этническим меньшинством)


Вот одна из этих песен на цыганском языке, щастье-щастье. Называется "Камам жяв андо парко", "Хочу пойти в парк".



Говорю Шону: боярин и румынский ликёро-водочный магазин 1930х-50х -- тоже из разных эпох (не хуже тракторного завода).

Он отвечает: "yes, I presume the song is either A) older and the MAT part was added later; or B ) a 1930s-era fantasy about the past that incorporated elements of the present. I've been working in the folklore archives here in Bucharest for the past year and hope to find an even older version of this song that might clear up this question".

(Мне с моей дилетантской точки зрения почему-то кажется, что это вариант А).
Вот! Думаю, тайна разгадана. Шон -- молодец!

Un ţigan avea o casă

Вчера был Romano Dives, Международный День Цыган, и если уж я вчера что праздновала, то именно его, но праздновала уже только поздно вечером, когда мигрень отцвела.

Празднование моё заключалось в том, что я сидела, пела, слушала в разных исполнениях и анализировала одну знаменитую румынско-цыганскую песню с безумно прекрасной мелодией и... текстом про домашнее насилие, "У цыгана был дом", "Un ţigan avea o casă".

Вкратце: у цыгана был дом (уже странно, да? песня старая, народная, это сейчас цыгане более или менее урбанизированы, а раньше с чего бы кочевому народу не просто жить в домах, а ещё и владеть ими), красавица жена и двое детей, а сам он был угрюмый и придирчивый. Иногда он возвращался домой ночью, пьяный, и бил жену по голове. В конце концов жена взбунтовалась, ушла в Калафат и вышла замуж за боярина, дети затосковали, муж затосковал, много лет искал её и нашёл в Калафате, дети увидели её и закричали "вот наша мама сидит на террасе за столом рядом с боярином", мать увидела детей, бросила боярина и вернулась домой.
(Угу, и теперь муж опять будет её бить. Несчастливый конец). С другой стороны, судя по описанию жены в песне "она освещала его дом" и описанию мужа ("а он был угрюмый и придирчивый"), симпатии самой песни тоже на стороне жены, так что песня не воспевает домашнее насилие, а просто, как полагается балладе, описывает такую себе драму, с завязкой, кульминацией и развязкой. Поэтому... песню прощаю, тем более что мелодия там такая, что сердце рвётся на части от красоты.

Больше всего она известна в исполнении великой Марии Тэнасе; её версия -- логически связная, как бы цивильная, и мой краткий перевод-пересказ выше относится именно к тому тексту, который пела Тэнасе и который многие другие пели и поют вслед за ней.



Но хотя Тэнасе я -- даже не просто люблю, а прямо-таки преклоняюсь перед ней, в данном случае мне интереснее версия моих любимых и несравненных Taraf de Haïdouks, которая сильно отличается от версии Тэнасе.

У TdH более сочный и менее гладкий, по-настоящему народный текст:
1) со вставками на цыганском (например, они вместо румынского "mama mea" (мама моя) поют на рроманес "Devlaimo; (боже мой)
и
2) с логической неувязкой: я вчера слушала и вдруг заметила, что они, среди прочего, поют строчку, которую другие исполнители не поют "Ţiganul lucra la MAT", т.е. "цыган работал на МАТ".

MAT -- это аббревиатура от "Mașini Agricole și Tractoare", компания по производству сельскохозяйственной техники. Цыган, работающий на заводе, и боярин -- люди из разных эпох. Как Бунша с Иваном Грозным. Хотя технически говоря, титул боярина в Молдавии и Валахии существовал с XIV аж до середины XIX века и был отменён только в 1855 году, а первый завод MAT был основан в 1878 -- (хотя всё равно не пересекается), но чтобы уже в XIX веке цыган работал на тракторном заводе... ну камон.
Вот эти наслоения, переделки под современные реалии -- поистине фольклорная черта.

Вообще мне интересно то, как он произносит слова, добавляя в конце слов несуществующее "ы": так, слова MAT, plecat или Calafat он поёт как MATâ, plecatâ, Calafatâ, только в конце куплета произносит обычным манером. Я на самом деле слишком мало разбираюсь в этой культуре, чтобы понять, что именно это за фишка: румынская народная? румынская цыганская? или персональная особенность вокалиста? Наугад я могла бы сказать, что фишка именно цыганская, тк нечто подобное мне брезжит у русска рома. Но не могу сейчас вспомнить конкретных примеров... фиг его знает, тут нужен специалист.

И кроме того, версия TdH заканчивается не как версия Марии Тэнасе, про "цыганка вернулась домой"; у TdH открытый конец, песня обрывается на самой кульминации -- на обращении цыгана к боярину (в версии Марии Тэнасе этого обращения вообще нет): "Если говоришь по-цыгански, то бери её такую как есть, а если говоришь по-боярски -- я тебе отрежу голову как рыбе". (И прямо по голосу вокалиста слышно, как он в этом месте ухмыляется).

Вот она, чудесная версия TdH, с их альбома Band of Gypsies, с цокотом цимбал и удивительным колеблющимся, ветряным вокалом. Кстати, вокалист здесь -- Costică Boieru. (на румынском "boier" -- это как раз "боярин")


А вот опять же чудесный Марин Буня поёт эту вещь (в версии Тэнасе) в проекте Алана Берна The Other Europeans. Очень крутой проект, объединивший в себе две группы восточноевропейских музыкантов -- клезмеров (еврейская народная свадебная музыка) и лэутаров (молдавско-румынско-плюс-минус-цыганская народная музыка). Жалко, тут первый куплет не вошёл в видеозапись.


Но ещё круче Буня поёт эту же вещь на альбоме The Other Europeans "Splendor" -- трепетно, вот как он её поёт. Не могу найти хотя бы кусочек в открытом доступе... это 14-й трек на альбоме, он есть например вот здесь https://www.deezer.com/ru/track/16361902, но почему-то не открывается.

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Golly Kim