March 7th, 2014

спб

(no subject)

После обеспокоенного поста Юли Г на всякий случай пишу вам всем: дорогие мои человеки из Москвы, Питера, Саратова, Новосибирска, Екатеринбурга и ещё и ещё. Не думайте, что мы тут с горя начали мешать всё в одну кучу и путать политику российских властей с жителями России (а также русским языком, литературой, музыкой, кином, театром итд).

И то, что название "Москва" встречается как метонимическое обозначение кремлёвской политики — это тоже не значит, что мы в обиде на сам город.



Моя Москва — это Машка, Слон, Галка, Лёва, Митя, Лёня, Катя, Соня, Биг (Биг — это, конечно, Жуковский, но и Москва тоже отчасти: барабаненье в Сокольниках!), Саша, Фёдор, Паха, Люба, Яна, Янка, Катя К, Саша П, Паха, Жский, Арина с Алькой, Лена, Ева, Женя Вежлян, Аня Смирнитская, Аня Гершович, Олег Коврига, Наталья Ильинична, Гандлевский, "очистка кровель от снега и наледи", "АртЭрия", "Эшколот", "Эшколь", "Букник", "Книжники", Лакоча, "Мастерская" и "Леди Джейн" и "Дом", Измайловский парк, Никитский бульвар, это мои самые любимые Чистые Пруды и всё, что вокруг них, это Кузнецкий Мост и трубач на мокрой мостовой, это шехтелевская чайка на МХАТе, это Спиридоновка, и Собачья Площадка, и Рождественский бульвар, это Большая и Малая Никитская, и Мясницкая, и Новая Басманная. И ещё переполненный нами осенний троллейбус, который плыл по Садовому Кольцу, а в нём сидел Ногавица с гитарой и пел нам, а мы подпевали. И ещё листва во дворах, по которой я бродила до одурения в октябре и которая сама вдруг начинала искриться и сыпаться непонятно откуда. Москва — это все мои идишисты, и пуримский "анти-Сефер". А ведь ещё есть ботанические сады, в которых я пока так и не была, но пойду.

No, no, they can't take that away from me.
"Моя любовь такая, / Что даже ты не смог её убить".