Ася (huli_tam) wrote,
Ася
huli_tam

Categories:

История о двух Майклах, в пяти частях с прологом и без морали.

Я обещала отдельным постом выложить историю, которая произошла со мной этим летом в Кракове. Выкладываю.

Она какая-то совершенно невероятная (как, впрочем, и большинство историй, в которые я влипаю), я сама верю в неё только потому, что это всё случилось лично со мной.

История о двух Майклах, в пяти частях с прологом и без морали.

Пролог.
В мае мы с J гуляли по ночному Львову и беседовали о музыкантах, бобрах и городах. И вот, в числе прочего, он мне рассказал об одном своём знакомом из Филадельфии, профессоре (он преподаёт еврейскую историю, культурологию, историю театра) по имени Майкл Стейнлауф. Это имя я встречала: он есть на Фейсбуке, у нас несколько общих друзей, поэтому ФБ периодически предлагает мне зафрендить и его тоже, но я даже не заходила на его страницу, только смутно помнила фотографию в шляпе.
Так вот, а J с ним знаком вживую. И рассказал мне вот что: родители Стейнлауфа сами польские евреи, пережили войну в Польше, затем эмигрировали в Америку, Майкл родился уже после войны. И его отца во время войны от гибели спас поляк (подробностей не знаю). Распространённый паттерн: для отца Стейнлауфа первым родным — домашним — языком был идиш, польский был вторым родным, языком социума. Так вот, первым языком, которому научил Майкла отец, был не идиш, а польский — в знак благодарности человеку, спасшему ему жизнь.
Вот так. Я восхитилась, запомнила, и до поры до времени это осело на дне памяти.

Часть I.
В конце июня-начале июля я была в Кракове на Фестивале еврейской культуры. И, в частности, ходила на мастер-классы кантора Бенциона Миллера, см. в предыдущем посте рассказ про двух дедморозов. Там было довольно много участников, человек сорок, наверное. На одном из этих мастер-классов Миллер вдруг говорит, глядя на сиденье позади меня: «А среди нас сегодня присутствует Майкл Стейнлауф, очень рад вас видеть». У меня в голове щёлкает: наверное, тот самый, про которого J рассказывал! Я обернулась, там сидит и улыбается большой плотный лысый дядька; мне смутно припомнилось, что вроде как на ФБ-фотографии человек был худой, но мало ли, люди полнеют, и вообще, говорю же, я не очень-то приглядывалась к тем интернетным фотографиям.
После занятия я подхожу к нему и говорю (на английском)
— Вы Майкл Стейнлауф?
— Да.
— Я про вас слышала!
— (улыбаясь) Это всё неправда!
— Мне про вас рассказал J!
— Хм. Что-то не припомню такого имени.

Ну ладно, думаю, может, это J его хорошо запомнил, а он J — нет.
Но я почему-то не унимаюсь:

— Эта удивительная история о том, как вы выучили польский…
— ?? Я жил в Польше до пятнадцати лет, что значит «как я выучил польский»?

Я начинаю терять почву под ногами.

— Эээ… но эта история о том, как вашего отца спас поляк…
— Моего отца спасли русские в Средней Азии.

Ну, тут я совсем увяла, извинилась, говорю: я вас приняла за другого человека, он: «Ничего, я думаю, есть тысячи людей, чьих отцов кто-то где-то спас…», мы дружелюбно распрощались и я ушла.

Думаю: либо J что-то не так понял (но как-то прямо СОВСЕМ не так), либо я его не так поняла, либо это другой Майкл Стейнлауф. Почему-то третья — самая логичная — версия казалась мне самой неправдоподобной: ну, фамилия нечастая, ещё и в сочетании с тем же самым именем, ещё и этот еврейско-польско-американский треугольник, и фестиваль с теми же людьми, которые являются нашими общими друзьями (и ФБ-френдами) с тем самым Майклом Стейнлауфом — почему, собственно, ФБ мне его и показывал…
Ну ладно.

Часть II.
После этого разговора я отправилась в кафе с селёдкой и вайфаем, тут же залезла в Фейсбук, нашла там Майкла Стейнлауфа и незамедлительно убедилась, что это явно не тот мужик, с которым я только что беседовала в Jewish Community Centre. Тот, о котором мне рассказывал J и который есть на Фейсбуке — действительно худой, с узким лицом, и вообще очень запоминающаяся внешность, его если раз увидишь, уже ни с кем не перепутаешь.
Кроме того, с чего я вообще взяла, что тот Стейнлауф-о-котором-говорил-J, сейчас на этом краковском фестивале? Он в Филадельфии живёт. Вон на Фейсбуке недавние его снимки из Америки.
Итак, это был действительно другой Майкл Стейнлауф.
Ну вот, теперь всё прояснилось.

Часть III.
На следующий день стоим мы с Бартошем в вестибюле всё того же JCC (там проходило большинство действ, на которые я ходила: мастер-классы и лекции). Вижу вчерашнего Майкла, улыбаемся друг другу, здороваемся. Говорю Бартошу: «Я вчера этого человека перепутала с другим, которого зовут точно так же: Майкл Стейнлауф». Бартош говорит: «Кого, вон его? Так его зовут не Стейнлауф, а Стейман!»
Тут уж стало всё ясно. Даже немного досадно: так было бы красивое совпадение (уже собиралась писать об этом J), а оказывается, просто недослышка. Сначала мне почудилась знакомая фамилия, потом после мастер-класса, когда я подходила знакомиться, в аудитории было шумно (ещё не все разошлись), и он наверняка услышал «Вы Майкл Стейбубубу?» Начало имени правильное, ну он и сказал «Да, это я».
Ну вот, теперь всё окончательно прояснилось.

Часть IV.
Спустя час или два стою я опять в вестибюле JCC, потому что через несколько минут должна начаться лекция про польско-еврейское межвоенное кабаре. А пока что мы, как студенты, стоим перед аудиторией. И опять мелькает этот самый Майкл СтейМАН, и опять мы друг другу улыбаемся.

И тут я вижу,
что из-за спины Стеймана,
из аудитории, в которой сейчас будет лекция,
выходит настоящий Майкл Стейнлауф.
Тот самый, худой, с узким лицом. И на этот раз ошибки быть не может, потому что накануне я очень пристально разглядывала его фотографию на ФБ.

Я цепенею. Потому что если всё происходившее до того было вполне объяснимо, то с этого момента начинается сюрреалистическое кино.
Выходит этот самый настоящий Стейнлауф, проходит мимо ненастоящего Стейнлауфа, который Стейман.
И к моему уже даже не изумлению — изумление уже было, это следующая стадия — они начинают обниматься и хлопать друг друга по спине с возгласами «Привет, как дела?»

Я стою и на них пялюсь как баран на новые ворота.

Затем я, видимо, от такого сюра уже совсем обнаглела; подхожу к двум стоящим в обнимку Майклам (спасибо хоть не четырём) и говорю тому Стейнлауфу, который Стейман: «Так вот же ОН! Это я за НЕГО вас вчера приняла!»
«За НЕГО?!» удивляется Стейман. «Ну если вычесть из меня килограммов двадцать, то, может, и можно меня за него принять!»
При этом Стейнлауф, который Стейнлауф, стоит и ничего не понимает. Я и ему поясняю: «Вы меня не знаете, но вчера я ЕГО приняла за ВАС!» Разговор происходит на английском, но тут Стейнлауф, который Стейнлауф, замечает на польском: «W tej dziedzinie wszyscy jesteśmy Steincoś» - «мы тут все Стейн-что-то-там».
Ну и дальше мы со Стейнлауфом пошли на эту лекцию, и пока она не началась, я ему проговорила ту же речь, которая мне накануне не удалась со Стейманом; и на этот раз имя J, конечно, уже было узнано; он оказался очень интересный дядька, с суховатой, но обаятельной манерой общаться, по ходу разговора непринуждённо переключался с английского на польский и обратно (на обоих языках — без акцента), а во время лекции вдруг на идише шёпотом попросил у меня листок бумаги;
а перед нами ещё сидел Мейшке, который тоже его давний друг, а лекцию вела хорошая подруга J, директор сан-францисского клезмерского фестиваля Элли Шапиро… в общем, все друзья или друзья друзей.

Я не успела ему рассказать полностью всю эту дивную предысторию про него и Стеймана, потому что на лекции особо не поболтаешь, а после лекции он сразу умотал, хотя оставил мне номер телефона. Но поскольку на следующий день я потеряла свой телефон, а интернетом Стейнлауф почти не пользуется, то мы так и не встретились, уже после отъезда списались и посетовали. Надеюсь, ещё свидимся.

Вот так вот, хотите верьте, хотите нет.
P.S. А тот Майкл, который Стейман, тоже оказался из Филадельфии.
Tags: kraków, ездки, люди, непознаваемый летающий объект
Subscribe

  • translations, tradaptations, Кан

    Как уже говорилось, я давно перестала переводить стихи, но иногда -- очень редко -- перевожу песни. Пару раз за последние несколько лет я делала это…

  • Terra Incognita

    Да, и забыла же такое важное написать! Случайно у подруги на странице увидела объявление накануне события -- если бы не эта случайно встреченная…

  • KharkivPride 2021

    Получился очень славный Прайд -- и, в отличие от первого, удалось и выйти с площади, и пройти маршем по проспекту Науки -- по проезжей части, которая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments