Ася (huli_tam) wrote,
Ася
huli_tam

Category:

זאָג ניט קיינמאָל

Сегодня, как оказалось, день памяти о Холокосте.
А завтра у меня идишский урок.
Я ещё когда не знала про сегодняшнюю дату, хотела студентам в конце пары поставить "Зог нит кейнмол" и посвятить её Мариуполю и всем, кто. Если вообще можно посвящать не собственное, а чужое произведение. Потом подумала: ну не знаю, а вдруг это пафосно, или внесёт дополнительную тяжесть. А вдруг неуместно.
И вообще я как-то не хотела говорить об этом на наших парах. То есть и хотела, и не хотела, потому что все мы и так знаем, что у нас творится, и сил нет ещё и на идишских уроках об этом говорить.
А когда узнала про сегодняшнюю дату, всё как-то сложилось, надо им поставить.


Эта песня и проекты J — как-то самое живое для меня на ту тему.
Потому что Холокост, как это ни кощунственно звучит, уже давно стал частью массовой культуры. Про него снимают художественные фильмы, пишут романы, некоторые историки профессионально только им и занимаются, музеи, проекты... целая индустрия, сама понимаю, как цинична такая формулировка, но ведь и вправду есть эта сторона, она существует.

И вот, с одной стороны непостижимость и огромность этого ужаса, который не умещается в голове, а с другой стороны, его же масскультовость, "популярность", "раскрученность", "привычность" — они как-то разворачивают меня не "к", а "от". Не хочется про это говорить, потому что, во-первых, всё что можно уже сказано, на все лады, а во-вторых — не хочется. Хочется про жизнь, а не про смерть. Помнить всегда, но не обсуждать. Это не в глобальном масштабе, это в масштабе одной меня.

Но, с другой стороны, как люди будут дальше помнить, если перестать говорить?

И вот есть эта песня, одна из самых пронзительных песен, которые я знаю, написанная виленским мальчиком Гиршем Гликом на уже существующую музыку (к совсем другой песне) братьев Покрассов. Глик погиб в виленском гетто, когда ему было 22, песни его пережили, особенно "Зог нит кейнмол". И от этой музыки, которая со словами Глика слушается совсем иначе, чем с оригинальным текстом (про казаков и Красную Армию), от этих слов, которые действительно из там и тогда
— не эстрадная песня "про войну", написанная через дцать лет после, а стихи оттуда — оно всё такое живое, настоящее, такое беззащитное.
Беззащитное в том числе и перед дальнейшей историей, мифологизацией, "индустрией".


Когда перебирала разные исполнения этой песни, на вконтакте нашла запись под названием "Центральный ансамбль Войска Польского – Zog nit keynmol". И хотя песня уже давным-давно стала интернациональной и переведена на разные языки, всё равно я удивилась, почему Войско Польское. А потом прочла, если верить статье: "Каждый год во время отмечания годовщины восстания в Варшавском гетто хор Войска Польского исполняет его на идиш."

Другое дело, что та запись с вконтакта — это явно ни разу не ансамбль Войска Польского, а сводный хор с участием Адрианны Купер, Альперта, Генри Сапозника, Джоша Валецкого и других, с альбома "Partisans of Vilna - The Songs of World War II Jewish Resistance".

Но я хочу запостить не эту запись, а две других.

Первая виленская, где в числе прочих "Зог нит кейнмол" поёт Holocaust survivor, сейчас библиотекарь Идишского Института в Вильнюсе, тогда участница виленского партизанского движения Фаня Бранцовски (маленькая женщина в панамке), стоя возле бывшего партизанского схрона под Вильнюсом. Кто-то, конечно, с текстом стоит подглядывает, это студенты летней идишской школы в Вильнюсе. Ничего, что они с листочками, может некоторые из них только что идиш учить начали.
Всё равно оно там как-то сильнее и правильнее, чем с эстрады петь.



а вторая — где Рут Левин рассказывает удивительную историю, которая замыкает круг

Tags: un a lidl zing ikh mir, дата, מאַמע-לשון
Subscribe

  • (no subject)

    Дорогой коллективный разум, я к тебе за рекомендациями. Если вы пишете заметку о каком-то соцопросе -- ну, скажем, людей спрашивают, молоко какой…

  • ***

    Христі Лещук Стільки барв, скільки оком поглину: ртутне сяйво нічного полину, жовтий м'яч, найжовтіший за мить до стрибка, і іржа розкішна,…

  • ***

    Weary October light lingering on a warm red brick wall, royally overpinned by multitudes of ivy that ripple and swarm -- a vertical ocean stirred by…

Comments for this post were disabled by the author