Tags: muzică lăutărească

мнишки предвечерние

hora lui Marcel Budală

Вот больше всего на свете такое люблю.

Оно про лёгкость (и не в последнюю очередь тут сыграло роль то, что это не стремительно-виртуозная вещь, а расслабленная неторопливая hora rară), про застолье, про дружество, баловство и радость. Про то, что ни старости, ни смерти нет, потому что звучит эта музыка... Словом, снип-снап-снурре, пурре-базелюрре! Мы с вами, вы с нами – и все мы вместе. 

Посиделки с друзьями, с хорошим разговором, текущим как хорошее вино -- то, что на румынском называется taifas.




Sephardi me

Un ţigan avea o casă -- кажется, завершение!

Поскольку про пресловутый "MAT", на котором работал цыган, мне никто ничего не смог сказать, а Михай версию про тракторный завод забраковал, то в конце концов я решила обратиться к Шону Вильямсу.

(Надо сначала рассказать о Шоне)

Collapse )

Я спросила... и ответ пришёл мгновенно!

"Funny that you should ask, as I've done some research into this question myself. I'm 99.9% certain that the MAT referred to in this song is a kind of village general store (often with its own bar or cârciumă) that sold alcohol and tobacco. The name was an abbreviation (Monopolul Alcoolului și Tutunului) and these stores were all over Romania from 1932-1951. Here's some info: https://ro.wikipedia.org/wiki/Prodvinalco"

(и тогда понятно, почему он приходил пьяный... ещё бы, работая в ликёро-водочном!)

А заодно Шон прислал мне ссылку на самую старую из записанных версий этой песни -- старше, чем версия Ромики Пучану. Какой голос!!



Фэникэ Вишан -- слепой певец и скрипач, записавший две песни на цыганском языке на румынском лейбле Electrecord в 1959 году, за несколько лет до того, как язык лишился государственной поддержки (румынская конституция 1965 года не признала цыган официальным этническим меньшинством)

Вот одна из этих песен на цыганском языке, щастье-щастье. Называется "Камам жяв андо парко", "Хочу пойти в парк".

Sephardi me

Un ţigan avea o casă

Вчера был Romano Dives, Международный День Цыган, и если уж я вчера что праздновала, то именно его, но праздновала уже только поздно вечером, когда мигрень отцвела.

Празднование моё заключалось в том, что я сидела, пела, слушала в разных исполнениях и анализировала одну знаменитую румынско-цыганскую песню с безумно прекрасной мелодией и... текстом про домашнее насилие, "У цыгана был дом", "Un ţigan avea o casă".

Вкратце: у цыгана был дом (уже странно, да? песня старая, народная, это сейчас цыгане более или менее урбанизированы, а раньше с чего бы кочевому народу не просто жить в домах, а ещё и владеть ими), красавица жена и двое детей, а сам он был угрюмый и придирчивый. Иногда он возвращался домой ночью, пьяный, и бил жену по голове. В конце концов жена взбунтовалась, ушла в Калафат и вышла замуж за боярина, дети затосковали, муж затосковал, много лет искал её и нашёл в Калафате, дети увидели её и закричали "вот наша мама сидит на террасе за столом рядом с боярином", мать увидела детей, бросила боярина и вернулась домой.
(Угу, и теперь муж опять будет её бить. Несчастливый конец). С другой стороны, судя по описанию жены в песне "она освещала его дом" и описанию мужа ("а он был угрюмый и придирчивый"), симпатии самой песни тоже на стороне жены, так что песня не воспевает домашнее насилие, а просто, как полагается балладе, описывает такую себе драму, с завязкой, кульминацией и развязкой. Поэтому... песню прощаю, тем более что мелодия там такая, что сердце рвётся на части от красоты.

Больше всего она известна в исполнении великой Марии Тэнасе; её версия -- логически связная, как бы цивильная, и мой краткий перевод-пересказ выше относится именно к тому тексту, который пела Тэнасе и который многие другие пели и поют вслед за ней.



Но хотя Тэнасе я -- даже не просто люблю, а прямо-таки преклоняюсь перед ней, в данном случае мне интереснее версия моих любимых и несравненных Taraf de Haïdouks, которая сильно отличается от версии Тэнасе.

У TdH более сочный и менее гладкий, по-настоящему народный текст:
1) со вставками на цыганском (например, они вместо румынского "mama mea" (мама моя) поют на рроманес "Devlaimo" (боже мой)
и
2) с логической неувязкой: я вчера слушала и вдруг заметила, что они, среди прочего, поют строчку, которую другие исполнители не поют "Ţiganul lucra la MAT", т.е. "цыган работал на МАТ".

MAT -- это аббревиатура от "Mașini Agricole și Tractoare", компания по производству сельскохозяйственной техники. Цыган, работающий на заводе, и боярин -- люди из разных эпох. Как Бунша с Иваном Грозным. Хотя технически говоря, титул боярина в Молдавии и Валахии существовал с XIV аж до середины XIX века и был отменён только в 1855 году, а первый завод MAT был основан в 1878 -- (хотя всё равно не пересекается), но чтобы уже в XIX веке цыган работал на тракторном заводе... ну камон.
Вот эти наслоения, переделки под современные реалии -- поистине фольклорная черта.

Вообще мне интересно то, как он произносит слова, добавляя в конце слов несуществующее "ы": так, слова MAT, plecat или Calafat он поёт как MATâ, plecatâ, Calafatâ, только в конце куплета произносит обычным манером. Я на самом деле слишком мало разбираюсь в этой культуре, чтобы понять, что именно это за фишка: румынская народная? румынская цыганская? или персональная особенность вокалиста? Наугад я могла бы сказать, что фишка именно цыганская, тк нечто подобное мне брезжит у русска рома. Но не могу сейчас вспомнить конкретных примеров... фиг его знает, тут нужен специалист.

И кроме того, версия TdH заканчивается не как версия Марии Тэнасе, про "цыганка вернулась домой"; у TdH открытый конец, песня обрывается на самой кульминации -- на обращении цыгана к боярину (в версии Марии Тэнасе этого обращения вообще нет): "Если говоришь по-цыгански, то бери её такую как есть, а если говоришь по-боярски -- я тебе отрежу голову как рыбе". (И прямо по голосу вокалиста слышно, как он в этом месте ухмыляется).

Вот она, чудесная версия TdH, с их альбома Band of Gypsies, с цокотом цимбал и удивительным колеблющимся, ветряным вокалом. Кстати, вокалист здесь -- Costică Boieru. (на румынском "boier" -- это как раз "боярин")
bubamara

труды и дни

В общем, за две недели мой ноутбук всё же починили, так что теперь Радио ФруФру снова с вами
.
Пока он был в ремонте, я старалась как можно больше времени проводить вне дома, потому что там как-то очень тягостно было находиться: очень громко, это семейство постоянно вопит, так что отдыхать или скажем читать там почти невозможно, дома можно только заниматься своим прямым делом -- играть (когда я играю, то всё остальное отходит на задний план, даже вопли семейства), но с утра до ночи только играть всё же не получается.

Я слонялась по городу и сидела в интернет-кафе, всё время в сером подавленном состоянии (не из-за компьютера, конечно, из-за всякого другого). Один раз были идишские песенные посиделки с Фимой и Сюзанной, разучила свою давно любимую песню про Яссы, развиртуализовалась со своей фейсбук-знакомой Ирой (посмотрела и думаю: вот мой идеал: у неё двое детей, но маленькая как девчонка, одевается как девчонка и свою одуванчиковую шевелюру стрижёт демонстративно ассиметрично), Ира при виде меня сразу же заявила "Так, в воскресенье ты будешь в составе жюри конкурса декламаторов", я одновременно разозлилась и умилилась: разозлилась потому что терпеть не могу, когда меня на что-то подписывают без моего ведома, а умилилась потому, что это такой знакомый мне еврейско-материнско-командирский формат, типа она вожатая звена, а я её октябрёнок. То есть меня умилило то, что вот я уже здесь кому-то нужна, кто-то меня взялся активно опекать и припахивать ко всем возможным мероприятиям. Я конечно сразу отказалась, но умиление осталось.

Потом мы все пошли в блинную -- Фима, Сюзанна, я, Ира и её старшая дочка... ой, забыла, как зовут. Лиза?
Начинки блинов самые безумные: от яблока с курицей и чесноком до... халвы. Тут вообще есть эта фишка: блины с халвой, рулет с халвой... память об османской истории Молдовы, что ли...

Но в целом я тут в основном одна и предпочитаю быть одна.
Collapse )